Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Рубаха - длиннорукавка.

Автор - DONNA_FLORA. Это цитата этого сообщения
Рубаха - длиннорукавка.

Символика нательной рубахи в русской народной традиции глубока и интересна. В обыденной жизни рубаха была основной формой одежды, из льняного полотна шили и мужские, и женские рубашки, украшая их ткаными орнаментами и вышивкой. Древнерусские рубы были прямого покроя, туникообразной формы и кроились из перегнутого пополам полотна. Рукава делались узкими и длинными, у женских рубах они собирались в складки у запястья и закреплялись браслетами (поручами).

62 (517x700, 140Kb)30965--10830445-m750x740 (466x700, 187Kb)

Во время ритуальных танцев, в обрядовых действиях рукава распускались и служили орудием колдовства. Об этом, кстати, повествует русская народная сказка о Царевне-лягушке. В описании иностранца (конца XVII в.) говорится: «Они (русские — С. Ж.) носят рубашки, со всех сторон затканные золотом, рукава их , сложенные в складки с удивительным искусством, часто превышают 8 или 10 локтей, сборки рукавов, продолжающиеся сцепленными складками до конца руки, украшаются изысканными и дорогими запястьями».

Белоусов Роман Леонидович (400x524, 50Kb)Белоусов Роман Леонидович. Плач Ярославны.

Орнаментированные вышивкой и ткачеством рубахи упоминаются и в «Слове о полку Игореве» — замечательном памятнике средневековой русской культуры. В своем плаче Ярославна хотела бы полететь кукушкой по Дунаю, смочить «бе брян рукав» (т. е. украшенный браным орнаментом) в Каяле реке и вытереть им кровавые раны мужа — князя Игоря. Магическая сила, сосредоточенная в рукавах рубахи, в алых орнаментах, должна излечить, зарубцевать раны, наполнить тело крепостью, принести здоровье и удачу.

rbydr137 (419x299, 32Kb)



Рубаха-долгорукавка (плакательная)

изображена на серебряных с черневым рисунком ритуальных браслетах, предназначенных для плясок на русалиях, найденных в разных концах Руси (Киеве, Старой Рязани, Твери). Относящиеся к XII—XIII векам, эти браслеты-наручи предназначались не для парадного наряда, предусматривающего появление княгини или боярыни в храме, и не для простого повседневного убора, а для торжестве иного, но, очевидно, потаенного участия в прадедовских обрядах. Долгорукавка - женская праздничная рубаха из льняного или конопляного полотна, а также шёлка или парчи. Покрой долгорукавки мало чем отличался от обычной женской сорочки, но в отличие от неё имел очень длинные рукава. Сравнительно широкие у плеча, к локтю рукава заужались и по длине достигали подола рубахи, а иногда и длиннее (до 3,5-4 м). Рукава собирались у запястья в складки и застёгивались обручами или браслетами. Распускать их было принято только по праздникам в особо торжественных случаях. Так, например, на древнерусских браслетах XII века, изображены танцующие женщины с рукавами до земли.
Долгорукавки хорошо известны нам по русским сказкам. Танцующая царевна-лягушка закладывала в её длинные рукава снедь, с тем, чтобы затем показать чудеса гостям. Видимо, истоки этой сказки находятся в древних забытых обрядах, когда женщины с рукавами, длиной до земли, танцевали на русальях.

(В. Васнецов. Царевна-лягушка, 1901 г.)
vasnetsov24 (700x527, 210Kb)

Collapse )

«Священный судариум Господа нашего Иисуса Христа»

Автор - Жанна_. Это цитата этого сообщения
«Священный судариум Господа нашего Иисуса Христа»

В Евангелии рассказывается, что на третий день после распятия рано утром ученики не нашли тела Христа во гробе (пещере): войдя в гроб, апостол Петр увидел «одни пелены (ỏθόνια) лежащие и плат (σουδάριον, сударион, сударь), который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте» (Ин. 20: 6–7). Плат, или сударь, упоминается также и в эпизоде воскрешения Лазаря (см.: Ин. 11: 44). «Святой Лик» из Маноппелло У иудеев существовал обычай закрывать тканью лицо умершего, чтобы смягчить скорбь взирающих на него родных и близких. Очевидно, также поступили и со Христом. Вероятно, сразу после смерти Учителя в ожидании разрешения Понтия Пилата забрать и похоронить тело (об этом пишут все евангелисты – см.: Мф. 27: 57–61; Мк. 15: 42–47; Лк. 23: 50–56; Ин. 19: 38–42), Иосиф Аримафейский и Никодим накрыли лицо Христа куском ткани. Позже в погребальной пещере, где Мать Иисуса уже не могла видеть тело Своего Сына, сударь сняли с лица и отложили в сторону, а тело обернули в плащаницу.


В связи с углубленным исследованием Туринской Плащаницы судариум также обратил на себя пристальное внимание ученых. В частности, его подробно изучала специальная группа ученых из Испанского центра исследователей Плащаницы (Centro Espanol de Sindonologia), основанного в 1989 году. Оказалось, что между судариумом из Овьедо и Туринской Плащаницей существует самая непосредственная связь. На сударе обнаружена пыльца шести растений, два из которых растут только в Палестине, а остальные – в Северной Африке и Испании. Известный швейцарский ботаник и криминалист доктор Макс Фрей документально подтвердил путешествие тканого сударя в Испанию – от Иерусалима по северу Африки. Он нашел на сударе пыльцу шести растений, два из которых растут только в Палестине, а остальные – в Северной Африке и Испании. К примеру, один из видов чертополоха – Gundelia tournefortii, пыльца которого была найдена на судариуме, – растет на сравнительно небольшой территории между Ливаном и Иерусалимом и цветет накануне Пасхи. Именно из него, по мнению историков, был сделан терновый венец на голову Иисуса Христа. Пыльца того же чертополоха из Палестины есть и на Туринской Плащанице. Однако вместо пыльцы растений из Африки и Испании на Плащанице были найдены следы растений, произрастающих в Турции, Греции и Франции, что соответствует маршруту путешествия этой святыни. Дубовый ларец, обитый серебряными пластинами с чеканным рисунком, в котором хранится Сударь (Овьедо, Испания) Помимо пыльцы Фрей обнаружил на судариуме следы мирры и алоэ, которые тоже упомянуты в Евангелии от Иоанна (см.: Ин. 19: 39–40). Исследования показали, что нити, из которых соткан судариум, имеют тот же редкий тип Z-образного скручивания, как и основная ткань Туринской Плащаницы. Сударь из Овьедо Ученые сумели восстановить картину событий с момента смерти до погребения человека, чье лицо покрывала эта ткань. Доказано, что сударь покрывал лицо и голову взрослого мужчины среднего роста нормального телосложения с усами, бородой и длинными волосами. Анализ коричневых пятен на судариуме свидетельствует, что человек находился в вертикальном положении с поднятыми над головой руками.

Голова в момент смерти была наклонена под углом 70 градусов вперед и 20 градусов вправо, подбородок практически лежал на груди, а правая щека касалась правого плеча. Перед нами типичная картина распятия на кресте. В легких этого человека скопилось большое количество жидкости, состоящей из шести частей плевральной жидкости (pleural oedema) и одной части крови. Именно такой процесс происходит с человеком, которого распинают на кресте. Когда легкие наполняет жидкость и становится трудно дышать, человек пытается приподняться и перенести вес на прибитые гвоздем к столбу ноги. Постепенно его покидают силы, и наступает смерть от удушья. Впоследствии, когда тело двигают, плевральная жидкость истекает через ноздри. Следы такого типа и видны на сударе. Специально смоделированная голова, которую использовал Виллалаин (Dr. Villalaнn) для воссоздания пятен на Сударе Большинство медицинских исследований судариума проводил доктор Хосе Виллалайн (Dr. Villalaín) в университете Валенсии.

Он изготовил голову из стекла с целью моделировать процесс нанесения и высыхания пятен, а также чтобы вычислить время между их последовательным образованием. Исследования показали, что сударь дважды обернули вокруг головы в то время, когда распятый еще висел на кресте (об этом говорит тот факт, что пятна на одной стороне ткани гораздо ярче, чем на другой, куда они просочились позже). Марк Гасцин (Mark Guscin) показывает как Сударь покрывал голову распятого На судариуме три группы пятен крови. Очень маленькие пятна первой группы расположены на затылке и являются следами тернового венца Иисуса Христа – из свежей, еще не свернувшейся крови.

Пятна второй группы образовались примерно через час, когда тело сняли с креста и положили на землю, не меняя положения рук, на правый бок. Голова по-прежнему была повернута под углом 20 градусов направо, а лоб покоился на чем-то твердом. Тело пролежало в таком положении около 45 минут, которые, скорее всего, понадобились Иосифу из Аримафеи, чтобы сходить к Понтию Пилату за разрешением похоронить Иисуса. Затем тело подняли и понесли к пещере. Из-за резких движений и того, что ноги оказались выше головы, скопившаяся в легких жидкость стала выходить через нос. Кто-то (Иосиф или евангелист Иоанн, также присутствовавший при казни) несколько раз прижимал левой рукой к носу судариум, чтобы остановить ее. На ткани сохранился след его пальца. Так образовался третий слой пятен. Пятна на сударе идентичны пятнам на Плащанице. Полное их совпадение подтвердилось и при компьютерном наложении изображений Плащаницы и судариума. Алан Вангер (Alan Whanger), профессор университета Дьюка, сравнил пятна на судариуме и Плащанице с помощью метода полярного наложения образов и пришел к выводу, что 70 пятен на передней части ткани и 50 на задней абсолютно идентичны пятнам на Плащанице.

Полное совпадение подтвердили и специалисты НАСА, наложившие компьютерное изображение Плащаницы и судариума друг на друга. Доктор Байма Боллоне (Baima Bollone) определил, что кровь на Плащанице и судариуме одной и той же четвертой группы – АВ. Антропологи установили, что человек, чье лицо накрывал судариум, обладал ярко выраженной внешностью иудея. То же самое можно сказать и о человеке, завернутом в Туринскую Плащаницу. На обеих тканях длина носа – ровно 8 см. Точность совпадения формы подбородка и бороды – поражает. Так Сударь был обернут вокруг головы Вывод ученых однозначен: сударь и Плащаница покрывали Лицо Одного и Того же Человека. Отметим, что совершая датировку Туринского полотна по сударю из Овьедо, мы приходим к VII веку. С учетом всех связанных с сударем преданий – к I столетию. Это один из факторов, также опровергающих датировку Плащаницы XIII веком, полученную по радиоуглеродному методу. 4. Открытие тайны Мандилиона в XII веке Пришло время вернуться в столицу Византии Константинополь, который мы временно покинули после принесения туда Мандилиона в 944 году и установления императором Константином VII Багрянородным 16 (29) августа особого церковного праздника Перенесения из Эдессы в Константинополь Нерукотворного образа (Убруса) Господа Иисуса Христа.

Что же все-таки хранилось в столице империи: Мандилион (убрус, плат, платок) с нерукотворным отпечатком только лика Христа или Плащаница с отпечатком всего Его тела? Император Константин VII, считавший принесение Мандилиона в Константинополь счастливым предзнаменованием своего воцарения, побудил подданных к написанию «Повести об образе из Эдессы», которая была прочитана в виде проповеди в храме Святой Софии в первую годовщину прибытия образа в столицу империи. В «Повести» в частности говорилось, что «от Господнего лица необычайным образом отпечатлелся образ на ткани». Сама реликвия народу не показывалась, а хранилась в ковчежце в императорской коллекции в числе других десяти особо почитаемых святынь. В XI веке появляются первые изображения оплакивания Христа, на которых Его тело рисовали полностью, как на Плащанице. Я. Вильсон считал, что около 1025 года хранители Мандилиона впервые узнали, что реликвия несет на себе изображение не только головы Иисуса, но и всего Его тела (возможно, они решили заменить оклад, предположил он, или отремонтировать киот, в котором хранился Мандилион). Во всяком случае с конца XI века появляются описания хранящегося в императорской коллекции полотна, которое «обнаружено в гробе после Его (Христа) воскресения».

Именно в это время появляются и первые картины, изображающие сцены оплакивания Христа, на которых Его тело рисовали полностью, как на Плащанице. Доказательство совпадения пятен на Сударе из Овьедо и на Туринской плащанице: слева – лик на Плащанице, справа – Сударь с пятнами крови и сукровицы (с прорисовкой лика с Плащаницы). Это можно увидеть, например, в древнем «Венгерском молитвеннике», или «Кодексе Прайя» (Hungarian Pray Manuscript), хранящемся в Национальной библиотеке Будапешта. В него входят документы периода 1192–1195 годов и рисунки, сделанные до 1150 года. В эти годы Венгрия имела тесные связи с Византией, а византийская принцесса даже была венгерской королевой. На одном из рисунков изображено умащение благовониями снятого с креста Иисуса. При этом изображение тела Христа идентично изображению на Плащанице: руки скрещены, большие пальцы на кистях не видны (загнуты внутрь – этого ни один художник не мог выдумать, а лишь скопировать с Плащаницы). На рисунке даже реконструирован погребальный обряд с использованием Плащаницы: тело Христа покоится на длинном полотне, свиток которого держит в руках апостол Иоанн (крайний справа), а другой конец полотна лежит на плечах Иосифа Аримафейского (крайний слева). В центре – Никодим, возливающий благовоние на грудь убитого Учителя. В нижней части рисунка Ангел указывает женам-мироносицам, пришедшим ко гробу, на погребальные пелены (плащаницу и сударь). При этом художник даже нарисовал на плащанице дырочки в тех же местах, что и на Туринской Плащанице. Рисунок из рукописного Молитвенника со сценой оплакивания Христа (1192 г.). От-сутствие на рисунке больших пальцев свидетельствует, что художник видел Плащаницу (Из книги Я.Вильсона, 1979, I. Wilson, 1979).

Уже после выхода книги Я. Вильсона было обнаружено новое важное свидетельство, говорящее о тождестве Мандилиона и Плащаницы. В 1988 году синдолог Джино Дзанинотто обнаружил в Ватиканском архиве рукопись проповеди Григория, архидиакона и референдария собора Святой Софии в Константинополе, по случаю принесения туда Нерукотворного образа из Эдессы 16 (29) августа 944 года. В рукописи, в частности, говорится: «Тотчас же будет приготовлено сверхъестественное изображение; посмотрим… какими красотами оно написано… Живопись создает целостность облика разнообразными красками… Но это изображение… запечатлено только потом предсмертного борения на Живоначальном Лике, потом, стекающим как сгустки крови, и перстом Божиим. Вот они-то и есть, поистине, прекрасные цвета, создавшие отпечаток Христа, украшенный каплями, струившимися из Его собственного бока (!). И то, и другое преисполнено поучения: здесь кровь и вода, там – пот и облик. Что за сходство! Ибо сие произошло от Одного и Того же». Это означает, что Григорий видел на Мандилионе всё тело Христа и потому разглядел рану в правом боку от удара сотника копьем в ребра, после чего, по свидетельству Евангелия, из раны истекли «кровь и вода» (Ин. 19: 34). *** Пребывание до 1204 года в Константинополе Плащаницы (хотя и под разными названиями –sindon, sudarium, synne) подтверждается в многочисленных документах той эпохи. Так, сообщается, что в 1036 году при императоре Михаиле IV Пафлагонике Святыню пронесли с процессией по городу, а в 1058 году христианский арабский писатель Абу Наср Яхайя видел ковчежец с реликвией в соборе Святой Софии в Константинополе. Реликвия хранилась в императорской часовне Фарос в дворцовом комплексе Буклеон (Boucoleon).

Доступ к ней имели только люди, лично приглашенные императором. В XI и XII веках византийские императоры охотно устанавливали политические контакты с западными владетельными князьями, ища союзников в борьбе против ислама. Принимая высоких гостей, они показывали им святыни, хранящиеся во дворце. Так, император Мануил Комнин в 1147 году принимал герцога Анри (Генриха) II Шампанского, покровителя автора «Романа о Граале» Кретьена де Труа (многие синдологи считают, что легенда о Граале возникла именно в связи с Плащаницей, о чем будет еще сказано ниже). В 1171 году тот же император принимал Иерусалимского короля Аморина I и хрониста Третьего крестового похода епископа Вильгельма Турского и показал им реликвии крестных мук Спасителя: Крест, гвозди, копие, губку, Терновый венец и полотно, «в которое Он был завернут», то есть Плащаницу. В XII веке появились многочисленные свидетельства раскрытия «тайны Мандилиона». Так, в позднейшей (до 1130 г.) вставке в текст проповеди папы Стефана III о посланной Христом Авгарю ткани сказано: «Вытянул все Свое тело на белом, как снег, полотне, на котором славное изображение Лика Господа и всего Его тела (!) было так чудесным образом отражено…» В «Истории Церкви», написанной около 1130 года английским монахом Орделкусом Виталиком, также в связи с Авгарем упоминается полотно, которое «позволяло увидеть подобие и пропорции тела нашего Господа». Аббат из Исландии Николай Сомундарсон, совершивший паломничество в Константинополь и вернувшийся домой в 1157 году, упоминает, что видел «Плащаницу с кровью и телом Христа на ней». В кодексе XII века из Ватиканской библиотеки (nr 5696) хранится письмо Христа Авгарю, в котором говорится: «Посылаю тебе полотно; знай, что на нем не только Мое лицо, но все тело чудесно отразилось». В этом тексте Нерукотворный образ (Убрус) идентичен Плащанице. Однако более ценны свидетельства самовидцев святыни. Хранитель коллекции реликвий в Фаросе грек Николай Месарит в 1201 году увещевал взбунтовавшуюся гвардию не нарушать святость часовни, где находится «погребальное полотно», в которое было обернуто «после мук, укрытое тайно, хотя и нагое, мертвое тело Христа». Из текста видно, что самого Месарита поразил тот факт, что Христос на Плащанице совершенно нагой. Такое не мог себе позволить ни один христианский художник того времени. Интересно, что в 1200–1204 годах в Константинополе «в церкви Богородицы Фаросской» видел «Пелены Христовы» и русский паломник из Великого Новгорода Добрыня Ядрейкович (впоследствии, в 1211–1229 годах, Новгородский архиепископ Антоний). Оставленное им описание святыни полностью совпадает с описанием такого важного свидетеля, как Роберт де Клари, хронист Четвертого крестового похода, который видел императорскую коллекцию реликвий в 1203 или 1204 году. Он отмечает такую важную подробность, как еженедельная открытая демонстрация Плащаницы всему народу во Влахернском храме каждую пятницу – в день, который в христианской традиции посвящен памяти Креста и Распятия Спасителя. Икона «Христос во Гробе» Древние складки, обнаруженные на Туринской Плащанице, объясняются необходимостью складывать и разворачивать ее для демонстрации верующим.

Исследования показали, что именно в связи с такими демонстрациями в Византии сложился особый тип иконографии, известный как «Христос во Гробе». Дж. Джексон, Р. Джексон, К. Пропп предположили, что древние складки, обнаруженные на Туринской Плащанице, можно объяснить необходимостью складывать и разворачивать ее для демонстрации верующим. Они экспериментально (на натурной модели) доказали, что Плащаницу оборачивали вокруг квадратного бруса, а часть полотна закрепляли между двумя планками гвоздями так, что реликвию можно было поднять из сложенного состояния, потянув вертикально вверх за эти планки. На иконах «Христос во Гробе» гроб обычно изображается слишком маленьким, чтобы вместить все тело Христа, Который поднимается из него. Это можно объяснить тем, что икона показывает не исторического Христа, а демонстрацию Туринской Плащаницы, механически поднимаемой и опускаемой из ковчега («гроба»). В «Завоевании Константинополя» Роберт де Клари пишет: «И среди других была церковь, называемая Церковью Богородицы Влахернской, где хранилась Плащаница, в которую был обернут Господь и которая вставала каждую пятницу, чтобы облик Господа нашего был ясно виден». Икона «Христос во Гробе» всегда показывает Христа выходящим из гроба лишь до уровня рук. В ходе эксперимента оказалось, что когда модель Плащаницы поднимается, квадратный брус, который привел к образованию четырех складок в районе рук, мешает поднимать ее дальше. На Плащанице ученые также обнаружили следы от головок гвоздиков по ее краям в соответствии с моделью, которая позволяет поднимать Плащаницу из свернутого состояния.

Прототипом иконы «Христос во Гробе» была Туринская Плащаница. По мнению авторов исследования, прототипом иконы «Христос во Гробе» была Туринская Плащаница. Искусствовед Ханс Бельтинг, подробно изучавший икону «Христос во Гробе», пришел к заключению, что эта икона впервые появляется в Византии в конце XI века. Таким образом, Плащаница, скорее всего, демонстрировалась до уровня рук Христа в течение большей части XI и, возможно, Х веков, поскольку необходимо было время, чтобы традиция сформировалась. Таким образом, она выставлялась в течение двух веков до XIII века, когда ее видел Роберт де Клари. "Не рыдай Мене, Мати" Исследования Дж. Джексона и его коллег о складках на Туринской Плащанице перемещают ее как физический объект из европейского исторического контекста периода от Средних веков до наших дней в византийскую культуру I тысячелетия и смещают ее датировку вглубь истории минимум на три века от даты, полученной в результате радиоуглеродного анализа. Этот вывод подтверждает и российский искусствовед И.А. Шалина. Она исследовала икону, которая состоит из двух самостоятельных композиций: верхняя часть – это образ «Спаса Нерукотворного», а нижняя представляет собой образ «Христа во Гробе», получивший греческое название «Akra Tapeinosis», а славянское – «Уныние (или Смирение) нашего Господа». И.А. Шалина показала, что иконография «Akra Tapeinosis» не плод интеллектуального и литургического творчества, но исторический образ, с самого начала своего существования обязанный нерукотворной реликвии Христа, точно передавший черты лежащего в гробу Господа. А распространенная на Руси композиция «Не рыдай Мене, Мати», объединившая две иконы: Мандилион и «Akra Tapeinosis», была вдохновлена хранящимися в Фаросской дворцовой церкви историческими реликвиями Мандилиона и Плащаницы. Она также высказала предположение, что изображение гроба на иконе навеяно формой ларца-реликвария, из которого поднималась Плащаница, а устройство, на котором она поднималась, было оформлено в виде креста, сделанного в меру и подобие Голгофского.

В византийских богослужебных текстах на 16 (29) августа есть указания на тождество двух святынь: Нерукотворного образа из Эдессы и Плащаницы. Российский историк Б.А. Филиппов указывает, что имеется достаточно свидетельств параллельного существования в Константинополе Мандилиона (Нерукотворного образа) из Эдессы и Плащаницы, но поскольку нет никаких известий о торжествах и прибытии в город Плащаницы (а византийцы тщательно регистрировали и подробно описывали все прибывавшие реликвии), то вслед за Вильсоном надо сделать вывод, что имело место не прибавление новой реликвии, а изменение названия уже имевшейся в коллекции. Изображение Иисуса Христа на серебряной вазе (VI век), найденной в Хомсе (древней Эмесе), Сирия, имеющее близкое сходство с изображением на Плащанице. (Из книги Вильсо-на, 1979). В 2002 году в Москве состоялась посвященная изучению Плащаницы конференция, на которой протоиерей Валентин Асмус, известный знаток истории и литературы Византии, подтвердил, что в византийских богослужебных текстах на 16 (29) августа есть указания на тождество двух святынь. Так, в синаксаре греческой Минеи Нерукотворный образ, посланный в Эдессу перед страданиями Христа, назван Плащаницей, причем в тексте различаются две Плащаницы: та, которой Спаситель отер лицо, и та, в которую было завернуто Его мертвое тело. В ряде других богослужебных текстов Нерукотворный образ связывается с крестными страданиями Спасителя. «Возникновение легендарного рассказа об Авгаре, – говорит ученый, – имеет свое объяснение. Ведь существовал долгий период забвения, когда Нерукотворный образ хранился под спудом, и, когда он появился, потребовалось объяснение этого события». Отец Валентин Асмус считает, что если будет доказано, что Туринская плащаница – это Нерукотворный образ, которому уже составлена служба и установлен церковный праздник, то в тексте службы ничего не придется менять. Однако как бы ни называлась и чем бы ни была в действительности эта великая реликвия, хранившаяся в Константинополе до начала XIII века, она исчезла оттуда вместе с сотнями других величайших святынь после страшного погрома, устроенного крестоносцами, которые в 1204 году штурмом взяли столицу Византии в результате самого позорного Четвертого крестового похода западных христиан. Изображения Иисуса Христа и апостолов Петра и Павла на серебряной вазе-реликварии (около 550 г.). Найдена в 1847 году в Херсонесе, хранится в Эрмитаже, Санкт-Петербург. (Из книги А. В. Банк, Византийское искусство в собраниях Советского Союза, илл. 81 с комментариями на стр. 288). 

Источник: http://www.pravoslavie.ru/sm/69992.htm
© Православие.Ru

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Японская керамика

Автор - Богданова_Ирина. Это цитата этого сообщения
Японская керамика

ceramics_japaness1 (200x200, 11Kb)

Говорить о японской керамике можно бесконечно, сложно в одной статье описать все исторические традиции, особенности и уникальную самобытность японского гончарного искусства. Уникальная чистота форм и великолепие глазури, особая философия, которая стоит за каждым произведением японского гончарного искусства веками вдохновляла мастеров гончарных дел на создание своих собственных шедевров.

Для производства японской керамики использовались органические материалы, и это делает ее в своём роде уникальным искусством, подчас несколько несовершенная форма японского керамического сосуда выглядит невероятно живо и самобытно, как будто керамика обладает собственной душой.

Словарь японской керамики

Collapse )

Без заголовка

Автор - HaruTarra. Это цитата этого сообщения
бумажные журавлики Садако Сасаки

Японский журавлик "цуру" — символ долголетия и счастливой жизни. Существует легенда, согласно которой, если сложить тысячу таких журавлей, исполнится желание...

 

журавлик
 

 

Collapse )

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Прачки в живописи

Прачки в живописи... 7

В продолжение темы

...Черемуха пеной курчавой покрыта,
На ветках мальчишки-жулье.
Веселая прачка склонила корыто,
Поет и полощет белье.

Затекшие руки дорвались до гребли.
Уключины стонут чуть-чуть.
На веслах повисли какие-то стебли,
Мальки за кормою как ртуть...

Саша Чёрный, 1920

Theodor Hosemann «The Little Washer Girl» 1839

 

 Adams John Ottis ''Wash day Bavaria"

Collapse )

ПОГРЕБАЛЬНАЯ ОДЕЖДА

http://jannadark.mylivepage.ru
ПОГРЕБАЛЬНАЯ ОДЕЖДА
ПОГРЕБАЛЬНАЯ ОДЕЖДА





Приготовленный старообрядцами погребаль­ный костюм в наиболее полном составе включал:



рубаху, сарафан (у женщин) или штаны (у муж­чин), холщевые чулки, поясок, холщевые или вязанные обутки,подстилку и покрышку, саван, головной убор в виде сашмуры и двух платков (у женщин), венчик,подручник, лестовку



По традиции "смертное" нужно было готовить из своего "трудового" материала, как правило, белого цвета и без украшений. Саван, покрышку с подстилкой (холстинки), рубаху и другие принадлежности костюма шили из суро­вого, пачесного полотна, а платки и накидки на голову - из тонкого, ленного. Перед шитьем хол­сты обязательно прополаскивали в реке. Ни в коем случае не использовали холсты из "грехов­ной" пряжи, т.е. спряденной в Святки. Убинские и ануйские "полячки" в отличие от остального населения, расшивали смертные костюмы крас­ным льном. Орнаментальные мотивы распола­гались по вороту, поликам, низкам рукавов.



Информаторы не раз подчеркивали, что на смерть всегда шили "пропускное", не делали го­ризонтальных швов - так было заведено исста­ри. Обращает на себя внимание и такая особен­ность погребальных рубах и штанов как частое отсутствие красных и иных цветов ластовиц, что отличает их от повседневных и праздничных. Как в женском, так и в мужском костюмах руба­ху обязательно подпоясывали, не завязывая при этом узелка. Нередко покойника подвязывали и под рубахой, прямо по телу. Значительный интерес представляет то, что у некоторых кер­жаков Причумышья, а также Сростинской, Бухтарминской волостей, Сарасинской инородческой управы еще в первых десятилетиях XX в. и мужчин, и женщин хоронили в одних подпоя­санных туникообразных рубахах без портов и сарафанов. Только ноги, каждую в отдельности, "обвивали" холстом. По утверждению некоторых информаторов, обычай готовить холщовые чул­ки-обутки (от славянского "обути") распростра­нился у них не так давно.



У "поляков" Южного и Центрального Алтая смертная одежда включала туникообразные ру­бахи и косоклинные или кошеные сарафаны (у женщин), холщевые или вязаные обутки. Эти обутки напоминали по крою обычные кожаные, но отличались от них наличием центрального, вдоль стопы, шва, чего в повседневной обуви никогда не делали.



Старообрядцы Бухтарминской, Ануйской и Верх-Бухтарминской волостей изготавливали на ноги только холщевые чулки (без обуток) в виде сшитых с двух сторон мешочков со скошенной пяткой - по форме подобных известным из архе­ологических материалов XVII в. Здесь же, на Бухтарме, а также в Причумышье, встре­тилось нам и упоминание о погребальных чул­ках, выкроенных из двух отдельных половинок со швами спереди, по подошве, и сзади (в с. Язо-во Тальменской волости их называли "сапоги").



В погребальном костюме старообрядцев Ал­тая обязательным было присутствие савана (по мнению Л. Нидерле, это слово славянского про­исхождения). Саваны имели некоторое раз­нообразие в покроях, но по форме всегда напо­минали мешок. Они выкраивались в рост чело­века, но встречались и такие, которые, будучи накинутыми на голову, едва достигали талии. Простейший покрой савана - одно, перегнутое по­перек и сшитое вдоль длинной стороны полот­но. В конце XIX - начале XX вв. были распрос­транены саваны из двух полотен, одно из кото­рых также, как и в первом случае, перегибалось поперек и сшивалось на 35 - 40 см, образуя ка­пюшон, другое же подшивалось к нему со спи­ны. Швы соединения располагались в этом слу­чае Т-образно. Второе полотно, однако, могло подшиваться и так, что получался как бы один большой капюшон, в котором вырезали выемку для того, чтобы было видно лицо. Бытовали и такие саваны, в которых к указанным двум полотнам пришивали третье для запахивания умершего - слева направо (т.е. наоборот, чем в обычной одежде).



У кержаков одетого в саван покойника, неза­висимо мужчина или женщина, перевивали жичкой из домопряденной шерсти, которую пе­рекрещивали три раза - на груди, на животе и под колониями (исключение - некоторые села в Причумышье). Перед выносом все нити разре­зали. У других старообрядцев, например, убоульбинских "поляков" не перевивали, закутывая умершего лишь полами савана. Как бы переход­ная форма зафиксирована у "поляков" Ануйской волости, у которых жичку хотя и не перекрещи­вали, но все же укладывали поверх савана в виде крупных размеров крестообразной фигуры.



В XIX в. в Европейской России саванообразного покроя были известны не только погребальные (саваны, кукули), но и свадебные накидки ("гугли" гуцу­лов). Подобные мешкообразные виды одеж­ды восходят, на наш взгляд, к широко распрос­траненным в прошлом у многих народов пла­щам, которые в качестве дериватов сохранились в свадебно-похоронной обрядности.



Помимо саванов, покойников укутывали в две, длиной в рост человека, холстинки. Одну холстину расстилали на дно гроба (подстилка), а вторую, называвшуюся покрышкой, уклады­вали поверх умершего. В случае, если использо­вали одну длинную холстинку, то ее подстила­ли вниз и ею же , обогнув ноги, накрывали свер­ху. В этом случае длина холста равнялась двум длинам тела человека.



Когда умирала девушка, то ее "снаряжали как невесту, с золотым венчиком и одним плат­ком", в похоронах принимали участие одни толь­ко девушки (с. Язово). При этом волосы распус­кали или связывали лентой в виде "кустика" -обычай, известный и у русских России. Упоми­нание о подобной традиции находим в старооб­рядческой литературе XVIII в., где сообщалось, что "... при смерти женский пол одевают всякую девицею и пляжут хухлю...". В случае похо­рон парня весь обряд совершали только мужчи­ны. Носилки - две жерди поперек и две вдоль - и в том, и в другом случае обвязывали полотенца­ми (с. Усть-Чумыш Тальменской волости).



К изготовлению обрядовой одежды (свадеб­ной, погребальной) предъявлялись особые тре­бования - ее полагалось шить своими руками ("Грех на машинке шить"). Если в свадебном костюме использовались обычные швы - втачкю,замок, рубчик, слепой и другие, то погребаль­ный комплекс традиционно шили только стеж­ком вперед иголку -живулькой ("чтобы с того света не вор ачив алея"). Вместе с тем, несколько информаторов указывали и на более детальную дифференциацию в технологии: смертное, заго­тавливавшееся впрок, шили стыковым швом, соединяя полотна косым стежком через край, а смертное, которое приходилось шить для неожи­данно, трагически умершего человека, швом живулька (с. Черный Ануй). Подобные различия в изготовлении погребальной одежды, возмож­но, отражали в прошлом деление покойников на "чистых" (умерших своей смертью) и "заложных" (умерших не своей смертью), вопрос о которых был впервые поставлен Д.К. Зелениным. Кроме того, в отличие от повседневных рубах и сарафанов, в погребальных костюмах вырезы горловины, разрезы на груди, проймы обшива­ли не рубчиком, а косым стежком "через крае­шек". Исключение составляла только одежда "поляков" Владимирской, Риддерской и Ануйс­кой волостей, у которых края смертного платья обрабатывали полосками кумача.



При изготовлении погребальной одежды со­блюдались не только особые технологические приемы, но и принцип некой "недошитости" -нитки на концах никогда не завязывались в узелки. Этот же принцип прослеживался и в обычае не заканчивать швы в саванах, штанах, рубахах (под мышками) и т.д., что делалось, по-видимому, с охранными целями. Недокончен-ность, незавершенность, по мнению А.К. Байбу-рина, соотносилась у людей с областью вечного -"всего того, что не имеет конца" - и отсюда рассматривалась положительно. Действи­тельно, некоторые из наших информаторов счи­тали, что, если заготовленную впрок одежду до­шить до конца, то человек может умереть рань­ше времени (с. Березовка).



Во второй половине XIX - начале XX в. на шею умершим вешали гайтаны - в виде плетешков-косичек из холщевых ниток с "ушекопкой" (ма­ленькой деревянной ложечкой для чистки ушей) и крестом. Эти атрибуты, хорошо известные по славянским археологическим материалам XI -XII вв.

http://www.sati.archaeology.nsc.ru/...tional.htm.html
Написано Сергий_старый Оригинальное сообщение

[[http://www.liveinternet.ru/users/1508050/post77638966/]]
http://jannadark.mylivepage.ru/blog/749/31707